gornyj: Аю-Даг (Default)
Светлана Галанинская: "Бабочка летает и на небо". Интервью с Ольгой Седаковой.x_8e89b8c9 Цитата:
"В Москве у меня были учителя, друзья филологи, художники, музыканты, но ровесники поэты – в Питере. В очень пестрой ленинградской литературной жизни это был один круг, его называли "второй культурой". То есть, поэты совершенно непубликуемые. В центре этой "ученой богемы" был Виктор Кривулин, "Новый Вячеслав", его комнаты в огромной коммуналке были "новой Башней". В этой "Башне" происходили не только стихотворные чтения, но и религиозные семинары, философские, исторические, филологические обсуждения. В самом деле, никто там не пытался стилизовать Серебряный век, но в Питере он был ближе, чем в Москве, как и его продолжение – обэриуты. Ментором этого круга был университетский профессор Д.Е.Максимов, исследователь Серебряного века, в молодости друг Андрея Белого и сам подпольный поэт (он писал в духе обэриутов). Так что какое-то прямое соприкосновение с традицией он сообщал. К тому времени, когда мы повзрослели, Ахматова уже скончалась, Бродский уехал. И (во всяком случае, к тому времени, когда я познакомилась с питерцами) уже погиб Леонид Аронзон, ровесник Бродского, который для нас значил больше. Его визионерские элегии открывали какой-то совсем новый для русской поэзии путь. Путь словесного минимализма, композиций по образу музыкальных и как будто летящих на магнит смерти:

Чтобы увидеть смерть, лечу.

Какая бабочка мы сами!

И это поэзия восторга, а не стоической выдержки. Но Аронзона с нами уже не было. Виктор Кривулин был душой этого совсем неформального, не имеющего никаких "программ" и "манифестов", общества одиночек, а Первым поэтом, несомненно, была Елена Шварц. Мне и теперь очень дороги Сергей Стратановский и Петр Чейгин, входившие в этот круг. И это почти всё. Многие другие питерские поэты, при всем моем уважении к их дарованию, были для меня так же далеки, как московские. Так что дело не в "петербургской школе", а в чем-то другом."
gornyj: Аю-Даг (Default)
Поэт из Минска Дмитрий Строцев (фото отсюда)
"Человек не просто не хочет видеть реальность, он не может в нее смотреть, это зрелище для него невыносимо. Поэзия же, вовлекая человека в игру, в свое мистериальное действие, обладает способностью удержать его внимание на ужасном и тем восстановить разбитую на осколки человеческую личность.

Но поэт – не властный вестник, приходящий с волевым предложением, как взять и связать мир, всю боль и смерть в нем, а вестник участливый, приглашающий другого человека и весь мир в игру узнавания, сочувствия и благодарности.
"
Цитата из беседы с Александром Марковым (РЖ) : http://www.russ.ru/pole/Potryasennost-ne-pozvolyaet-poezii-prestupit-chelovechnost
P.S.
22 мая, вторник
Презентация книги Дмитрия Строцева в «Билингве»«Газета» (М, НЛО, 2012)
Начало в 19.00
Клуб "Проект ОГИ" Телефон: +7 (495) 627 5366
Адрес:
Потаповский пер., д. 8/12, стр. 2, вход со двора.
Метро: Тургеневская, Чистые пруды
http://www.litkarta.ru/russia/moscow/events/strotsev/view_print/
gornyj: Аю-Даг (Default)
Поэт из Минска Дмитрий Строцев (фото отсюда)
"Человек не просто не хочет видеть реальность, он не может в нее смотреть, это зрелище для него невыносимо. Поэзия же, вовлекая человека в игру, в свое мистериальное действие, обладает способностью удержать его внимание на ужасном и тем восстановить разбитую на осколки человеческую личность.

Но поэт – не властный вестник, приходящий с волевым предложением, как взять и связать мир, всю боль и смерть в нем, а вестник участливый, приглашающий другого человека и весь мир в игру узнавания, сочувствия и благодарности.
"
Цитата из беседы с Александром Марковым (РЖ) : http://www.russ.ru/pole/Potryasennost-ne-pozvolyaet-poezii-prestupit-chelovechnost
P.S.
22 мая, вторник
Презентация книги Дмитрия Строцева в «Билингве»«Газета» (М, НЛО, 2012)
Начало в 19.00
Клуб "Проект ОГИ" Телефон: +7 (495) 627 5366
Адрес:
Потаповский пер., д. 8/12, стр. 2, вход со двора.
Метро: Тургеневская, Чистые пруды
http://www.litkarta.ru/russia/moscow/events/strotsev/view_print/
gornyj: Аю-Даг (Default)
Николай Боков-[livejournal.com profile] nkbokov подсказал это
интервью с Софией Губайдулиной

Цитаты:
После Амстердама я посетила город моей юности — Казань. Впечатление от города и встреч было удивительным. Дело в том, что всюду, куда бы я ни приехала, чувствуется некоторый упадок культуры: недостаточность финансирования, экономия на искусстве и образовании. Даже в Нидерландах люди еле-еле удерживают ту исключительную высоту, на которой стояли раньше. Один за другим уничтожаются ансамбли, творческие коллективы. И вот я приезжаю в Казань, а там, наоборот, подъем! В правительстве появились люди, для которых сделать из музыкального искусства своей страны нечто высокое — дело чести. В Казань приглашен молодой и очень талантливый дирижер Александр Сладковский, перед которым сам президент поставил задачу вывести Госоркестр Татарстана на мировой уровень. Все артисты получили тройное жалованье, были куплены новые инструменты. И за полгода дирижер добился очень высокого качества. Казань у меня вызвала самые большие надежды на будущее.
Read more... )
***
Виолончелист Давид Герингас сказал, что ваша музыка — высшая степень рациональности, помноженная на импровизацию...

Думаю, он прав. Только, наверное, импровизация стоит на первом месте, а рационализм — на втором. Организация для меня всегда большой труд, а стихия — то, что мне дано. Сковать всю эту массу, которая вырывается, — вот моя главная задача. И крест.
gornyj: Аю-Даг (Default)
Николай Боков-[livejournal.com profile] nkbokov подсказал это
интервью с Софией Губайдулиной

Цитаты:
После Амстердама я посетила город моей юности — Казань. Впечатление от города и встреч было удивительным. Дело в том, что всюду, куда бы я ни приехала, чувствуется некоторый упадок культуры: недостаточность финансирования, экономия на искусстве и образовании. Даже в Нидерландах люди еле-еле удерживают ту исключительную высоту, на которой стояли раньше. Один за другим уничтожаются ансамбли, творческие коллективы. И вот я приезжаю в Казань, а там, наоборот, подъем! В правительстве появились люди, для которых сделать из музыкального искусства своей страны нечто высокое — дело чести. В Казань приглашен молодой и очень талантливый дирижер Александр Сладковский, перед которым сам президент поставил задачу вывести Госоркестр Татарстана на мировой уровень. Все артисты получили тройное жалованье, были куплены новые инструменты. И за полгода дирижер добился очень высокого качества. Казань у меня вызвала самые большие надежды на будущее.
Read more... )
***
Виолончелист Давид Герингас сказал, что ваша музыка — высшая степень рациональности, помноженная на импровизацию...

Думаю, он прав. Только, наверное, импровизация стоит на первом месте, а рационализм — на втором. Организация для меня всегда большой труд, а стихия — то, что мне дано. Сковать всю эту массу, которая вырывается, — вот моя главная задача. И крест.
gornyj: Аю-Даг (Default)
Поэт Ольга Седакова о кардиограмме времени и великих фигурах культуры. Беседовала Елена Яковлева

Цитата:
РГ: И что прорицает о нас искусство?
Ольга Седакова: Первое прорицание искусства касается его самого: есть оно сейчас или нет? звучит или не звучит? Если вы слышите вдохновенный голос, свежий, новый, сообщающий что-то неизвестное, это уже и есть прорицание, добрый знак. Это значит: жизнь не умерла, человеческий мир не покинут вдохновением. А это первостепенно важно. Современные христианские мыслители понимают, насколько это важно, присутствует ли в нашем мире вдохновение. Во время одной из встреч с Иоанном Павлом II нам довелось встретиться и с нынешним папой Бенедиктом XVI, тогда еще кардиналом Ратцингером, и меня представили ему: "Поэт". - "Настоящий? - спросил Ратцингер весьма серьезно. - Это очень важно". Я, удивившись, спросила, почему же это так важно. Он ответил: "Если в наши дни есть настоящий поэт, настоящий художник, то это другой мир. Не покинутый духом".
Еще цитата:
" Узкая, убогая лачуга обыденного опыта ведь ничего не предлагает человеку, кроме реакций на вынужденные обстоятельства. "Справляться с трудностями по мере их поступления", так об этом говорят. Обыденному человеку некогда подумать о том, о чем думали, скажем, греческие философы и поэты - о мироздании, о душе, о слове. Но есть другой род жизни, и именно его можно назвать человеческим. Без своего верхнего яруса - свободного созерцания, собеседования с миром смыслов - человек не полон, не образован (то есть не приобрел образа человеческого). Так думали гуманисты и еще несколько веков за ними. Гуманитарная педагогика должна была, в конце концов, дать не некую сумму знаний, не подготовку к какой-то практической деятельности, она должна была ОБРАЗовать, то есть создать образ человека в человеке. Это образование не могло быть утилитарным. Сначала нужно было образовать в человеке навык видеть, слышать, понимать - знать, в частности, что о разных вещах может быть много разных суждений. Обыденный человек отличается удивительной неспособностью представить, что нет на все одного ответа. Но если ему еще в школьные годы показать: Платон думал об этом так, а Аристотель иначе - он, может быть, задумается, а нужно ли искать этот единственно верный ответ на все случаи жизни. Из этого следует уважение к другому мнению, внимание и желание понять другого, а не приписать ему то, что тебе слышится в его словах."
gornyj: Аю-Даг (Default)
Поэт Ольга Седакова о кардиограмме времени и великих фигурах культуры. Беседовала Елена Яковлева

Цитата:
РГ: И что прорицает о нас искусство?
Ольга Седакова: Первое прорицание искусства касается его самого: есть оно сейчас или нет? звучит или не звучит? Если вы слышите вдохновенный голос, свежий, новый, сообщающий что-то неизвестное, это уже и есть прорицание, добрый знак. Это значит: жизнь не умерла, человеческий мир не покинут вдохновением. А это первостепенно важно. Современные христианские мыслители понимают, насколько это важно, присутствует ли в нашем мире вдохновение. Во время одной из встреч с Иоанном Павлом II нам довелось встретиться и с нынешним папой Бенедиктом XVI, тогда еще кардиналом Ратцингером, и меня представили ему: "Поэт". - "Настоящий? - спросил Ратцингер весьма серьезно. - Это очень важно". Я, удивившись, спросила, почему же это так важно. Он ответил: "Если в наши дни есть настоящий поэт, настоящий художник, то это другой мир. Не покинутый духом".
Еще цитата:
" Узкая, убогая лачуга обыденного опыта ведь ничего не предлагает человеку, кроме реакций на вынужденные обстоятельства. "Справляться с трудностями по мере их поступления", так об этом говорят. Обыденному человеку некогда подумать о том, о чем думали, скажем, греческие философы и поэты - о мироздании, о душе, о слове. Но есть другой род жизни, и именно его можно назвать человеческим. Без своего верхнего яруса - свободного созерцания, собеседования с миром смыслов - человек не полон, не образован (то есть не приобрел образа человеческого). Так думали гуманисты и еще несколько веков за ними. Гуманитарная педагогика должна была, в конце концов, дать не некую сумму знаний, не подготовку к какой-то практической деятельности, она должна была ОБРАЗовать, то есть создать образ человека в человеке. Это образование не могло быть утилитарным. Сначала нужно было образовать в человеке навык видеть, слышать, понимать - знать, в частности, что о разных вещах может быть много разных суждений. Обыденный человек отличается удивительной неспособностью представить, что нет на все одного ответа. Но если ему еще в школьные годы показать: Платон думал об этом так, а Аристотель иначе - он, может быть, задумается, а нужно ли искать этот единственно верный ответ на все случаи жизни. Из этого следует уважение к другому мнению, внимание и желание понять другого, а не приписать ему то, что тебе слышится в его словах."
gornyj: Аю-Даг (Default)
Сергей Сергеевич Аверинцев (10 декабря 1937 г., Москва, — 21 февраля 2004 г., Вена)

. Из интервью Сергея АВЕРИНЦЕВА корреспонденту "Известий" Борису ПАСТЕРНАКУ-09.12.2002

- Вам присудили престижную в культурном мире премию Аньелли с формулировкой "За диалог между культурными вселенными". Возможен ли с вашим участием более эффективный диалог с одной из самых близких вселенных, с католическим миром?

- Я думаю, что этот диалог был реальностью даже в самые тяжелые времена религиозных войн, сравнительно с которыми современные конфликты - это нечто очень благополучное. Не будем забывать о том, как много значили некоторые западные духовные авторы для великих русских святых. Как, с другой стороны, влияла православная икона в различные эпохи и в различных странах, особенно в Италии, Греции, на католический мир. Диалог был все время. Когда Пушкин пожелал назвать трех, как он выражается, "людей благоволения", то все трое в его списке - католики. О таких вещах нельзя забывать.

Вы оптимист, как я понимаю. Что вам дает основания для оптимизма?

- Нет, я не оптимист. Мой любимый писатель Честертон говорил, что не надо быть ни пессимистом, ни оптимистом, потому что и пессимизм, и оптимизм противоположны надежде. А надежда - это такая добродетель, которая предполагает ощущение риска. Я готов надеяться перед лицом совершенно реальной опасности. Но я никак не могу назвать себя оптимистом.
***
Из Сергей Сергеевич Аверинцев. Проповеди (ftp, http, online файлы, там много примечательного: кликнуть и слушать).

http://files.predanie.ru/mp3/Averincev/Stihi_duhovnye/15_Zhil_chelovek_na_svete.mp3
<>
http://files.predanie.ru/mp3/Averincev/Stihi_duhovnye/21_Kak_razumet_nam.mp3

Примечание. Фото отсюда: http://edgar-leitan.livejournal.com/36801.html
(стоит прочитать: там по тегу "мемуары" Эдгар Лейтан вспоминает о Венском периоде жизни С.С.Аверинцева ).
gornyj: Аю-Даг (Доброго времени суток!)
Фото отсюда
Из интервью Елены Калашниковой - [livejournal.com profile] elka5678 с
Вячеславом Вс. Ивановым в газете "Литература" (№20).

- Как бы стоило, с вашей точки зрения, преподавать литературу в школе?

- Преподавание литературы в школе – чрезвычайно сложная задача. Ни я, ни мои друзья, увлекавшиеся литературой, не хотели читать то, что нам преподавали в школе. «Евгения Онегина» я всерьез прочитал уже в университете. Ну не мог я его читать, чтобы написать сочинение «Образ Онегина» или «Черты образа Ленского». Значит, задача учителей сделать чтение интересным, не отбить охоту читать. По-видимому, вначале надо обратить внимание на те жанры, которые бесспорно всех увлекают. Студентам-американцам я читаю лекции по русской научной фантастике. Это практически единственный курс по русской литературе, который я с успехом читаю по-английски. На мой общий курс русской культуры записывалось много народу (в конце холодной войны был интерес к России как к врагу), но они ничего не знали из того, что я им читал, а научная фантастика идет у них хорошо. Через фантастическую, хорошую детективную литературу, Акунина, скажем, то есть, «презренные жанры», надо приучить людей к систематическому чтению. Если дать школьникам задание изучить те произведения, по которым есть сериалы, они точно будут смотреть сериалы, и не будут читать. Думаю, форма письменного сочинения по литературе себя изжила. Такое задание можно давать только, если у вас есть параллельная программа – сейчас их разрабатывают вполне всерьез – сличения студенческого сочинения, написанного в электронной форме, с вариантами, которые есть на эту тему в Интернете. Вероятно, из-за Интернета от сочинения мы откажемся. Остаются требования устной формы. Поэтому я бы развил – из разных соображений, в том числе, и медицинских – ту сторону, которая выгодно отличает нашу систему образования от западно-европейской и американской. Это – выучивание текстов наизусть. Боюсь, оттого, что мы сейчас подражаем всему худшему, что есть в мире, мы уменьшим эту часть, а ее нужно увеличить. Почему я говорю о медицине? Это очень хороший способ тренирования памяти, причем до глубокой старости. Как ни странно звучит, но преподавание литературы должно быть сознательно ориентировано на ранние формы культуры – запоминание стихов в песенно-музыкальной форме. Возвращаясь к проблеме классиков: Акунина читать для развлечения, а в качестве нагрузки требовать ото всех – и проверять – чтобы какие-то произведения классиков они знали наизусть. Это рано или поздно им поможет, они что-то вспомнят и начнут понимать. Пусть заучивают даже непонятные стихи, в качестве эксперимента можно дать тексты русских символистов – Анненского, например, или из авангарда Хлебникова и обериутов и что-то немного объяснить. Вложить в них идею, что в русской литературе есть нечто нерасшифрованное (дешифровка – волнующая тема), но, не злоупотребляя модным оккультизмом. По возможности ввести много не-классиков – Случевского, например, или Аполлона Григорьева, которых никто не знает; составить хрестоматию таких авторов. По этому пути шли, не сговариваясь, Лотман и Гаспаров. У Лотмана в «Библиотеке поэта» есть книга малоизвестных и забытых поэтов, писавших перед Пушкиным. Среди них были замечательно талантливые люди и просто великие поэты, как Белобоцкий, сравнительно недавно открытый поэт русского барокко. Он писал на трудном полупольском, еще не совсем современном русском, но, тем не менее, великий поэт с поразительными образами. А классическую литературу как бы запретить, чтобы школьникам было интересно самим ее открыть: «Мы пока не советуем вам читать Пушкина и Достоевского. До них еще надо дорасти». Умные поймут, что с ними играют, а глупые пусть поступают как глупые.
Полностью тут: http://elka5678.livejournal.com/90136.html?style=mine#cutid (Спасибо [livejournal.com profile] duns37 за подсказку).

UPD В дружественном журнале тему УЧИТЬ НАИЗУСТЬ обсуждают профессионалы .
gornyj: Аю-Даг (Default)
Порадовала ссылкой [livejournal.com profile] maroussia, спасибо!

Интервью Кате (фамилия?) Ольга Седакова — ("Имена", СГУ ТВ) (25:43)

P.S. В ролике есть видео кадры с юбилейного вечера Ольги Седаковой в КЛУБ'e «АРТ`ЭРИА» 20 января 2010 года; желающим посмотреть: первое отделение (36:15) и второе отделение (1:15:11)
gornyj: Аю-Даг (Default)
Дух благородного европейства и массовый человек (видео запись сделана 2010.03.01)
Беседовала Любовь Борусяк.

Любовь Борусяк: Мы вновь в гостях у поэта Ольги Александровны Седаковой. Начать наш разговор я хочу с просьбы рассказать о Ваших встречах с Папой Ионном Павлом II. Вы неоднократно писали и говорили о том, что он один из людей, оказавших на Вас большое влияние. Перед нами фотография, где Вы вместе с Папой в его резиденции в Ватикане. Расскажите, пожалуйста, как это получилось.
Фото встречи в 1998г.

Ольга Седакова:
Была не одна встреча, а четыре. Четыре года подряд меня приглашали участвовать в обеде в очень узком кругу. Человек десять, не больше, сидело за столом. Каждый раз я была единственной дамой на этих встречах, и поэтому сидела по правую руку от Папы. Нет, за столом уже не фотографировали, фотографировали только в момент встречи. Когда мы в четвертый раз зашли из библиотеки в эту обеденную залу, то Папа, придвигая мне кресло, был необычайно любезен. Для меня это была довольно трудная ситуация. Как быть? Ведь он все-таки Папа, а ведет себя как джентльмен. Это, видимо, такая польская учтивость. Или его личное, особое отношение к дамам: в нем очень чувствовалось рыцарское начало. И вот пододвигая этот стул, он сказал по-французски: «Votre place traditionnelle, madame» (Вот Ваше традиционное место, мадам).

Полностью видео и текст беседы тут
"Взрослые люди". Беседа с Ольгой Седаковой. Часть 1. Между наукой и поэзией
gornyj: Аю-Даг (Все мы из детства)
На Видео "Полит.ру" в цикле "Взрослые люди" выложили видео-беседу

с Ольгой Седаковой "Между наукой и поэзией" 12/02/2010 (50.55мин.)
Беседовала Любовь Борусяк.
<>
Ольга Александровна, вот вы столькими разными вещами занимаетесь – и наукой, и переводами, а у вас не было ощущения, что это отвлекает вас от поэзии?

О.С.: Нет, я очень рада, что я с этими смогистами и с их культом гениев так рано простилась, потому что для меня поэзия существует не только в форме стихов. Для меня столь же важно бытие поэзии, работа со словом, понимание литургического стиха, мысли – все это поэзия. И в этом гораздо больше поэзии, чем в плохих стихах. Плохие стихи на меня действуют убийственно, я не понимаю, что заставляет людей сорить в мире дурными стихами.

Л.Б.: Наверное, чувства, эмоции.

О.С.: Так что для меня поэзия – это не производство текстов. Те, кто занимается этим производством текстов, мне скорее неприятны, потому что если подумать, что уже писали Гете, Данте и Пастернак, то что у тебя есть, чтобы сказать после них?

Read more... )
<>
gornyj: Аю-Даг (НЕБЕСНАЯ ПТИЦА над нами)
Беседовал Андрей КУЛЬБА
-- Кажется, что в современной культуре, литературе нет ничего, сравнимого с XIX веком -- с Пушкиным, с Толстым?
-- Я думаю, что это чересчур сильное обобщение. Кто может знать все свое время? Людям всегда свойственно плохо думать о «своем времени», в котором якобы уже ничто великое невозможно. И современники великих святых думали, что «в их время» святость уже невозможна. Когда узнали Алексия Римского Угодника? Когда узнали Моцарта, Рембрандта, Ван Гога, умиравших в такой нищете, что и хоронить их было не на что? Когда узнали зрелого Пушкина? Его близкие друзья полагали, что он давно исписался -- а лучшие его вещи при этом оставались неопубликованными. Вы думаете, мы умнее тех людей -- и, если бы у нас был свой Рембрандт, уж мы бы его точно узнали и наградили Государственной премией? Узнать гения в современнике -- может быть, не меньший дар, чем быть гением. Нужно для этого быть очень чутким, открытым к новому и свободным от общих предвзятых мнений.
Действительно, есть основания говорить о деградации современного искусства. Новейшие движения приобретают все более разрушительное и агрессивное направление. Но это, можно сказать, официальное искусство. А гений, вдохновение -- не то чтобы вне своего времени, наоборот: в них-то время и исполняется. Но они улавливают в нем то, что скрыто от большинства участников этих событий.


Полностью: Нескучный сад №3 (20)'2006
gornyj: Аю-Даг (Поиск)
Анна-UMKA:"...не потaкать себе, а соотвествовать"
Севастополь, в телепрограмме "Званый гость" (30 минут)
Ссылка от [livejournal.com profile] yms
Пусть Ваши мечты сбудутся, Анна!
gornyj: Аю-Даг (Примите_от души)
"«Почтовые лошади прогресса» — так Александр Пушкин окрестил профессию переводчиков, значение которой в жизни всего человечества со времен разрушения Вавилонской башни огромно, хоть и незаметно.

Святой (в православии - блаженный) Иероним Стридонский, переводчик Библии на латинский язык. Он почитается как святой-покровитель всех переводчиков.
(подсказал [livejournal.com profile] piotr_sakharov).

Может кого-то заинтересует:
с Ольгой Седаковой беседует Елена Калашникова
Для того чтобы перевести одно стихотворение поэта,
мне нужно прочесть как можно больше других его стихов"

Дата публикации: 28 Февраля 2002

Пусть святой Иероним Стридонский помогает Вам в пути, друзья!
gornyj: Аю-Даг (Доброго времени суток!)
"— Нам важно знать Вашу точку зрения и на актуализированную сегодня проблему религиозного образования в стенах светской школы. Она прямо связана с историей русской литературы.
За советское время невежество здесь было достигнуто фантастическое, и плоды такого непросвещения мы теперь пожинаем — в виде той тёмной религиозности и такой “церковности”, которая ни с христианством, ни с православием ничего общего не имеет. Но нет ничего страшнее, чем превратить религиозное образование в муштру, в индоктринацию. Если у нас насильно учили воинствующему атеизму, то многие мои ровесники-европейцы получили традиционное религиозное образование (обычно у ­иезуитов). В результате почти все они стали антиклерикальными людьми. Думаю, их учителя при этом были куда больше подготовлены к тому, чтобы вести религиозные занятия, чем наши нынешние энтузиасты обязательного преподавания Закона Божия. Чего они добьются — гадать не приходится.
Read more... )

Что, по-вашему, человек должен знать на выходе из школы? Должен быть “обязательный” набор литературных знаний, русского языка?
— Должен кому? — обществу? себе? Вот про русский язык мне гораздо яснее: это моя давняя забота. Русский язык в школе, по моим воспоминаниям, — самый занудный урок. И недаром. Все эти занятия сводятся к обучению элементарной грамотности: орфографии, пунктуации — и жуткому “разбору” предложений. Без конца упражнения на “н”, “нн”, слитно–раздельно и т.п. А ведь родной язык может быть интереснейшим предметом, чистым удовольствием! Мой университетский профессор, великий филолог-русист Михаил Викторович Панов писал, между прочим, с грамматическими ошибками: “лучь” с мягким знаком. А кто так знал язык, как он! Что можно и нужно узнать о языке? Его историю. Его отношения с родственными языками. Дать древнерусские, старославянские тексты. Показать, как один корень изменяется в разных славянских языках. Диалекты: дать послушать севернорусский говор, южнорусский. Стилистику: и это уже мост к литературе. Семантику и историю изменения значений слов. Я на опыте знаю, как это интересно любому: человек любит размышлять о словах… Я знаю, что учёные (и среди них Михаил Викторович Панов, которого я помянула) давно об этом думают и готовили проекты такого занимательного русского языка для школ. Но не знаю, что получилось из этих проектов…
Read more... )"
Ольга Седакова: "Новая система не обременяет человека знаниями ... " - беседа с Еленой Калашниковой
gornyj: Аю-Даг (Default)
Ольга Седакова: «Не только поэзия может служить Церкви, но и вера может помочь в кризисном состоянии искусства».

Ольга Александровна, у Вас есть замечательная статья «Морализм искусства, или О зле посредственности», в которой Вы очень резко говорите о фальши морализаторства. Но ведь христианину так или иначе приходится говорить о морали и о том, как «должно быть». Как избегать морализаторства и в то же время заниматься миссией, нести людям слово веры? Еще вопрос: как решить проблему «положительного» в христианском смысле в творчестве, ведь несмотря на то, что в последнее время появилось много возможностей прямо говорить о своей вере и в печати, и даже в кино, не всегда такие опыты можно назвать удачными…

<<― Говорить о своей вере не легче, чем говорить о зимнем утре или о летнем дне — то есть, говорить так, чтобы получились такие стихи, как «Мороз и солнце. День чудесный» Пушкина или «Ирпень — это память о людях и лете» Пастернака. И дара, и вдохновения, и вкуса, и культурного труда здесь нужно никак не меньше. Благие намерения всего этого не заменят. А те, кто выступают с программной «православной поэзией», мне кажется, надеются обойтись намерениями. Как будто сами эти темы, сами предметы компенсируют отсутствие всего вышеназванного. Получаются дилетантские рутинные сочинения. Да и само «религиозное содержание» понимается при этом как своего рода идеология, все положения которой известны и можно их беспроблемно иллюстрировать стихами. Такого рода сочинения назывались некогда «душеполезным чтением». Но я не уверена, что такое для души всерьез полезно.>>
<>Часть 1
gornyj: Аю-Даг (раскрытое окно. творчество)
Спасибо [livejournal.com profile] aks_olotl

Газета "Культура", Nr04, 2008г. Рубрика "Цивилизация. XXI век"
Сергей ШАПОВАЛ беседует с Ольгой Седаковой
<>
И последнее: что такое для вас человек как таковой?

- Быть может, это и есть тема и стихов, и эссе. Сама поэзия для меня - одно из слов, можно сказать, одно из откровений о человеке. В поэзии, в образе, в великой мысли человек открывает свою драгоценность. Помните, в стихах Пастернака Умирающий обращается к Богу: "Ты держишь меня, как изделье,/И прячешь, как перстень в футляр". Вот оно, знание о человеке как о скрытом сокровище. Искусство не будет тысячу раз провозглашать это как лозунг: оно дает это непосредственно увидеть и услышать. В самих звуках, в ритме удавшегося стиха, в цветовой плоти живописи мы можем ощутить драгоценность человека, "изделья" Бога. Но ничто не помешает нам промотать это сокровище и сделаться ничем или хуже, чем ничем. Дело выбора, дело собственного решения. Свобода этого выбора дана каждому, и это не вопрос моей "веры": веры требуют вещи невидимые, а это видно невооруженным взглядом.
<>
О, жить — это больно Поют Башня Rowan "Горная колыбельная", слова Ольги Седаковой

December 2012

S M T W T F S
       1
23 45 678
9 10 11 1213 1415
1617 18 1920 2122
23 24 25 2627 28 29
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 04:40 am
Powered by Dreamwidth Studios